2015/11/09

Правила использования нарезного оружия

По поводу использования нарезного охотничьего оружия по-прежнему периодически возникают разнообразные дискуссии на охотничьих форумах. Тема очень интересная, давайте посмотрим, как она решается законодательством. Основные нормы содержаться в Правилах охоты.

Пункт 53.3. устанавливает, что применение охотничьего огнестрельного длинноствольного оружия с нарезным стволом и нарезных стволов охотничьего огнестрельного комбинированного оружия для охоты на пернатую дичь, запрещено за исключением осуществления охоты на горную и боровую дичь в сроки, указанные в пункте 41 Правил.

Пункт 41 регулирует сроки осуществления охоты во все иные сроки, помимо весенней. Значит, во всех случаях, кроме весенней охоты, действует правило, установленное п. 53.3.





Можно ли из нарезного оружия охотиться на птицу весной? – нельзя, только в сроки, указанные в п. 41 Правил.

Можно ли из нарезного оружия охотиться осенью в разрешенные сроки на утку? Нельзя. Только на боровую и горную дичь.

Можно ли охотиться из нарезного на глухаря осенью в разрешенные сроки? Можно. Это боровая дичь.

Можно ли в эти же сроки на вальдшнепа? Вроде бы можно, вальдшнеп в целях применения Правил охоты отнесен к боровой дичи. (п.31.5.). Но на самом деле – нельзя – п. 42 устанавливает, что охота на вальдшнепа осуществляется только с использованием гладкоствольного оружия.

Теперь, что касается применения нарезного орудия при охоте на зверя.
Здесь в Правилах имеется только одно ограничение:
53.5. применение на коллективной охоте для добычи охотничьих животных полуавтоматического оружия с магазином вместимостью более пяти патронов.

Значит ли это, что полуавтоматическое оружие с большим магазином может использоваться на индивидуальных охотах? Да, может.

Можно ли применять нарезное оружие для охоты на копытных и медведя? Да, С одним ограничением, указанным выше для коллективной охоты.

Можно ли применять нарезное оружие для охоты на пушных зверей? Не на всех. Согласно п. 34 охота на сусликов, кротов, хомяков, бурундуков, ондатру, выдру, ласку, водяную полевку осуществляется при помощи самоловов. Это значит, что на прочие виды можно охотиться и иными способами, в том числе – и огнестрельным оружием, в том числе и нарезным.
Бобра можно добывать с нарезного, а ондатру – нельзя.

Самый же сложный для практики вопрос состоит с регулированием вопросов калибра нарезного оружия. В Правилах этот вопрос вовсе не урегулирован, не упоминается в них слово калибр. А ведь в старых правилах это было, да и практическая целесообразность регулирования этого вопроса, похоже, существует.

Для тех, кто не захочет читать довольно сложный текст дальше, сразу укажем вывод - по существующим правилам можно на любое животное охотится с любым калибром нарезного ствола. И  региональные власти не имеют права устанавливать здесь какие-то ни было ограничения. Можно по птице - 9,3, можно по медведю - 5,6. Нет ограничений.

В старых, «Типовых правилах охоты в РСФСР», действующих в период с 1988 по 2013 года такая норма была – там устанавливался запрет на применение малокалиберного нарезного оружия под патрон бокового воспламенения для целей любительской и спортивной охоты. Однако в 2007 году было принято решение Верховного суда, отменившее этот запрет, как не соответствующий законодательству. Поэтому первый вопрос для обсуждения касается оснований и обоснованности этого решения высшей судебной инстанции.

Второй вопрос состоит в том, что действующие прежде правила были, как сказано выше типовыми. Т.е. на основе их областные, краевые и республиканские власти создавали свои правила, включая в них дополнительные ограничения по использованию нарезного оружия. И после принятия закона «Об охоте» и Правил охоты 2010 года органы власти субъектов захотели продолжить свое нормотворчество. При этом возникли дополнительные коллизии в трактовке их права на корректировку федеральных норм. Одни считают, что у них есть такое право, а другие – отрицают его.

Вот из переплетения ответов на два этих вопроса – о возможности установления запретов вообще и о возможности установления запретов на местах - и возникает вся сложность и запутанность, часто сбивающая с толку не только рядовых охотников, но и юристов.

Однако, прежде чем пытаться эту запутанность преодолеть, нужно сначала попытаться ответить на не-юридический вопрос. А надо ли вообще регулировать применение видов охотничьего оружия законом или охотники и сами знают, какое оружие им надо использовать и когда. Или – еще шире: надо ли регулировать применение орудий и способов охоты?

Скажем, надо ли устанавливать требования о запрете ногозахватных капканов? Ведь наши охотники достаточно гуманны и сознательны, что сами будут использовать только мгновенно убивающие - проходные.

Надо ли запрещать охоту из 7,62х39 по крупному зверю, ведь охотники и сами прекрасно понимают, как велика опасность подранков и сколько мучений можно принести зверю таким ранением?

Надо ли запретить стрелять крупным калибром по тетереву, сидящему на дереве? Настоящие охотники ведь понимают, что птица будет разбита и никогда не руководствуются принципом – «зато попал».

Другими словами – надо ли отдать право выбора орудия охоты охотникам в расчёте, что они сами все сделают правильно?

Ответ на вопрос о необходимости регулирования калибров зависит от этого нравственного выбора. Одни считают, что охотники и «сами с усами». Другие – что плохих парней еще очень много и для них надо установить правила.




Я отношусь к последним. Конечно, глубина этого регулирования может быть различной – можно ведь прописать каждую мелочь, а можно лишь самое необходимое. На мой взгляд, в законе должны быть прописаны правила, обеспечивающие возможность наказания людей, намеренно использующих такие виды орудий охоты, применять которые не этично. Например, сейчас ведь никак не накажешь тех, кто палит из крупного калибра по птице ради развлечения. Или тех, что применяют малокалиберное оружие для охоты по крупному зверю, не озаботившись большим числом подранков. При таком подходе – регулирующих норм будет немного, и они не вызовут никаких помех для большинства охотников, соблюдающих правила.

Теперь можно снова обратиться к существующим правовым нормам и их трактовке.

Вот каким образом Верховный суд трактует вопрос о соотношении федеральных Правил охоты и региональным законодательством, регулирующим параметры охоты. Суд делает это в отношении конкретного спора по поводу установления запрета на право использования нарезного оружия для охоты на барсука и лисицу. В Кемерово запретили такую охоту, но ВС говорит, что это неправильно.

Отношения в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов на федеральном уровне регламентированы Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ), другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также принимаемыми в соответствии с ними законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

Вопросы природопользования и сохранения природных ресурсов отнесены Конституцией Российской Федерации к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (ст. 72). По предметам совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон (ч. ч. 2 и 5 ст. 76).

По указанному предмету совместного ведения к полномочиям Российской Федерации Федеральным законом от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ в числе прочих отнесено утверждение Правил охоты (п. 6 ст. 32).

В качестве полномочий субъектов Российской Федерации этим же Федеральным законом названы определение видов разрешенной охоты и параметров осуществления охоты в охотничьих угодьях на территории субъекта Российской Федерации, за исключением особо охраняемых природных территорий федерального значения (п. 1 ч. 1 ст. 33), разработка и утверждение норм допустимой добычи охотничьих ресурсов, выдача и аннулирование охотничьих билетов, установление перечня охотничьих ресурсов, в отношении которых допускается осуществление промысловой охоты (п. п. 2, 3, 4 ст. 34), и иные полномочия.

Право утверждать правила охоты субъектам Российской Федерации не предоставлено.

Правила охоты, как следует из положений ст. 23 Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ, представляют собой основу осуществления охоты и сохранения охотничьих ресурсов, утверждаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти и являются обязательными для исполнения в сфере охотничьего хозяйства. Правилами охоты устанавливаются ограничения охоты.

К ограничениям охоты ст. 22 указанного Федерального закона отнесено установление допустимых для использования орудий охоты, способов охоты, которые должны соответствовать международным стандартам на гуманный отлов диких животных.

Главное здесь вот в чем. Статья 23 закона «Об охоте» устанавливает, что ограничения, предусмотренные в статья 22 устанавливаются только Правилами охоты. А субъекты могут только установить «виды разрешенной охоты параметры охоты в соответствующих охотничьих угодьях».

Таким образом в перечень ограничений, которые неподвластны субъектам федерации попадают:
1) запрет охоты в определенных охотничьих угодьях;
2) запрет охоты в отношении отдельных видов охотничьих ресурсов;
3) запрет охоты в отношении охотничьих ресурсов, определенных пола и возраста;
4) установление допустимых для использования орудий охоты, способов охоты, транспортных средств, собак охотничьих пород и ловчих птиц;
5) определение сроков охоты;
6) иные установленные в соответствии с федеральными законами ограничения охоты.
Кроме того, как сказано в 23 статья закона, только Правила охоты устанавливают следующие нормы:

-требования к охоте на копытных животных;
-требования к охоте на медведей;
-требования к охоте на пушных животных;
-требования к охоте на боровую дичь, степную и полевую дичь, болотно-луговую дичь, водоплавающую дичь, горную дичь и иную дичь;
-требования к охоте с собаками охотничьих пород и ловчими птицами;
-требования к отлову и отстрелу охотничьих ресурсов;
-требования к сохранению охотничьих ресурсов, в том числе к регулированию их численности;
-требования к продукции охоты;
-иные параметры осуществления охоты.
Получается, что все параметры охоты (раз стоит формулировка – иные) определяются только Правилами охоты.

А что же такое «параметры осуществления охоты в соответствующих охотничьих угодьях»? Думаю, что этого не знает никто. Отсюда и вся путаница.
Субъекты говорят, что у них есть право определять параметры в соответствующих охотничьих угодьях, т.е. своих, на территории области, а федерация говорит нет – и орудия добычи определяют Правила, и сроки охоты определяют Правила, и запреты охоты устанавливают Правила, и даже иные тоже устанавливают тоже Правила.
А решение Верховного суда, данное в отношении конкретного спора как раз эту федеральную позицию и поддержало. Все установлено в Правилах!

И тут можно было бы поставить точку, не будь в законе «Об охоте» еще вот такого: п.4.2. ст. 33 устанавливает, что «уполномоченный федеральный орган согласовывает введение органами государственной власти субъекта Российской Федерации ограничений охоты». И даже есть Постановление ВС N 56-АД13-7, в котором сказано, что субъект может изменить сроки охоты только на основании Правил и только по согласованию с федеральным органом.

Как же так – ведь ограничения охоты устанавливают только Правила? И сроки тоже – только Правила?
Вот здесь и была закопана эта собака. Субъекты, основываясь на Постановлении ВС по согласованию с Минприродой вовсю переносят сроки и вводят различные ограничения охоты, а учитывая Определение ВС – только избегают теперь регулировать калибры.
А ведь это один и тот же вопрос – вопрос соотношения Правил и региональных актов. Если по оружию они менять ничего не могут менять, почему они могут менять сроки?

Нечеткость формулировок закона «Об охоте» порождают противоречивую судебную практику. А она – дальнейшую неразбериху.
Еще одно такое же определение ВС №89 АПГ 16-6, принятое уже в 2015 году. Так регионы снова до регулирования видов разрешенных орудий доберутся. 
Самое смешное, что рядом с этим опубликовано  другое определение – об оспаривании Параметров охоты Курганской области, в котором ВС снова подтверждает, что основой регулирования являются таки Правила охоты и менять их в таком деле, как устанавливать ограничения видов разрешенного оружия нельзя.

Вот так-то – менять сроки можно, а менять орудия добычи – нельзя. А ведь в основе одни и те же статьи 22-23 закона «Об охоте».

Почитайте еще о правилах охоты:

Комментариев нет:

Отправить комментарий