2017/12/28

Много шума из ничего: о проекте закона о притравке собак

Совершенно глупая история произошла с проектом закона по притравке собак. Госдума вдруг решила, что нужно быстренько такой закон принять, чтобы удовлетворить амбиции зеленых защитников природы. Мгновенно поднялась волна протеста в среде около-охотничьей. Как же, наступают на наши права, на наши традиционные охотничьи устои; сегодня собаки - завтра весенняя охота, послезавтра совсем охоту запретят! Крик, шум и гам в охотничьих изданиях, форумах и сообществах социальных сетей. Кричат, как глухари на току: каждый на своем суку и ничего вокруг не слышат!

Что тут плохо - что проект мало кто и прочитал. Еще меньше людей задумалось о его содержании. Еще меньше подумало о последствиях.
А о них нужно думать обязательно. Ясно, что охотники составляют небольшую, и все уменьшающуюся часть общества. В древности все были охотниками, все кормились только от природы. Но цивилизация развивается так, что все большее число людей от природы отрывается и селится в городах. Города занимают на планете все больше места и все меньше его остается для дикой природы.





Этот процесс преобразования дикой природы не остановить, пусть он и не очень скор. А значит, в понимании все возрастающего числа людей охота будет становиться пережитком прошлого, варварским занятием маргинальной группы населения, которая никак не может отказаться от атавистических своих привычек убийства животных.
У нас в стране всего 5 миллионов охотников. Из них - подавляющее большинство тех, кто ходит на охоту эпизодически, время от времени, один раз в открытие. И это в стране с развитыми охотничьими традициями! В европейских странах доля охотников еще меньше. И она все уменьшается и будет далее уменьшаться.
Понятно, что и политический вес не-охотников будет преобладать над политическим весом охотников. Ясно, что инициативы зеленых будут все более свободно находить свое выражение в правовых нормах. А инициативы  охотников, наоборот, не будут поддерживаться обществом.
Охотникам стоит с этим смирится. Не поднимать волну тогда, когда без этого можно бы и обойтись.
Ну, запретили бы контактную притравку - и что? Осталась бы бесконтакная; подготовка собак вошла бы в некое, более цивилизованное русло. Никакого серьезного ущерба охотничьему собаководству это бы не причинило. Ну, уменьшилось бы число притравочных станций; ну пострадали бы амбиции людей, имеющих дорогих "омедаленных" собак, все рабочие качества которых - злобность и умение работать по подсадному медведю. Ни поиска у них нет, ни вежливости, ни контакта с охотником. Знают только схватить зверя за ляжку, когда им этого зверя покажут на притравочной площадке. Самим-то ведь и не найти. А найдут - так прогонят подальше от охотника. Лучшие рабочие качества наших зверовых собак развиваются не на подсадном звере.
Любое действие дает противодействие; война между зелеными и красными (назовем так охотников условно) разгорается. Зеленые пропихнули закон о притравке в Думе; красные отбились в Совете Федерации. Красные пропихнули поправки в Красную книгу; зеленые сейчас поднимут шум и гам по этому поводу. Каждая из сторон мобилизуется, собирает силы и досье на своих противников (привет господам Пушкину и Матвейчуку).
Какие однако перспективы этой мобилизации? Учитывая долю охотников в общей массе населения - понятные. Побеждая своих соперников в таком несерьезном деле, как притравка по подсадному зверю, охотники потеряют нечто больше. Что именно? Посмотрим. Может, это будет весенняя охота; может, еще более жесткий закон о притравке собак. Время покажет.
Представляется все же, что сотрудничество, а не конфронтация - более правильный путь для развития. Стратегически неправильно отвергать позицию зеленых с порога, орать, как глухари весной на току. Следовало бы, наоборот, согласиться с необходимостью уменьшить степень жестокости по отношению к животным; согласиться с запретом на содержание медведей и кабанов в клетке; обосновать необходимость использование барсука и лисицы для притравки в искусственных норах; оговорить условия их содержания... 
Мы, охотники, за снижения уровня  жестокости по отношению к животным? Да или нет? Мы убиваем животных для того, чтобы есть их мясо или для того, чтобы посмотреть, как они мучаются? Мы натаскиваем собак для того, чтобы они работали потом в поле или для того, чтобы получить удовольствие от самого процесса натаски и очередной диплом? Тут не все вопросы, которые мы должны задать сами себе.


Комментариев нет:

Отправить комментарий