2020/01/03

Еще раз про "приравнивание нахождения к охоте"

Не очень-то хотелось возвращаться к этой теме. Казалось бы, все уже сказано по этому поводу. Но обстоятельства вынуждают это сделать. Во-первых Минприроды решило пересмотреть Правила охоты. Одно из изменений касается как-раз вопроса о приравнивании нахождения в охотничьих угодьях к охоте. Во-вторых, сразу на нескольких охотничьих форумах вновь стала активно обсуждаться эта тема. Дело доходит до ругани и взаимных обвинений. Можно посмотреть обсуждение этой темы, например, на Ганзе. 

Сейчас запрет на нахождение в охотничьих угодьях с орудиями охоты, охотничьими собаками, ловчими птицами и продукцией охоты установлен в статье 57 закона Об охоте.

Статья 57. Ответственность за нарушение законодательства в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов
1. Лица, виновные в нарушении законодательства в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.
2. В целях настоящей статьи к охоте приравнивается нахождение в охотничьих угодьях физических лиц с орудиями охоты и (или) продукцией охоты, собаками охотничьих пород, ловчими птицами.

Статья эта, как и многие другие в нашем охотничьем законодательстве, составлена так, что допускает не одно толкование. Некоторые трактуют ее так, что к охоте приравнивается лишь такое нахождение в угодьях, которое связано с нарушением законодательства об охоте, понимая при этом под охотой данное в этом же законе определение - "деятельность, связанная с поиском, выслеживанием, преследованием охотничьих ресурсов, их добычей, первичной переработкой и транспортировкой". "Если я не выслеживаю никого - так могу в угодьях находиться с оружием в любое время; я же не охочусь" - говорят они.
Часто ссылаются при этом на письмо бывшего начальника Департамента охоты Берсенева от 27.07. 2014 № 18-29/15462, которое, как будто, утверждает такую позицию. Господин Берсенев писал следующее:

... При этом, частью 2 данной статьи конкретизировано, что в целях указанной статьи к охоте приравнивается нахождение в охотничьих угодьях физических лиц с орудиями охоты и (или) продукцией охоты, собаками охотничьих пород, ловчими птицами.
Таким образом, статья 57 Закона об охоте приравнивает к охоте и подразумевает наступление ответственности за нахождение в охотничьих угодьях физических лиц с орудиями охоты и (или) продукцией охоты, собаками охотничьих пород, ловчими птицами в том случае, если это сопряжено с нарушением законодательства в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов.

Наверное, господин Берсенев хотел сказать, что наказывается не всякое нахождение в угодьях, а лишь то, для которого нет законных оснований. Например, охотник находится в угодьях с оружием вне сроков охоты. Или находится с собаками вне зоны натаски. Или с трофеем без разрешения на его добычу. Или с капканом на бобра и разрешением на добычу птицы в кармане.
Но этот господин вообще ничего путного написать и сделать не мог, а уж тем более разъяснить кривовато написанную статью закона. Не случайно суды в большинстве случаев игнорируют сочинение господина бывшего начальника департамента. И наказывают охотников за нахождение в угодьях, включая в текст решения примерно такую фразу:

Согласно ч. 1.2 ст. 8.37 КоАП РФ осуществление охоты с нарушением установленных правилами охоты сроков охоты, за исключением случаев, если допускается осуществление охоты вне установленных сроков, либо осуществление охоты недопустимыми для использования орудиями охоты или способами охоты, влечет для граждан лишение права осуществлять охоту на срок от одного года до двух лет.
Объективной стороной состава названного административного правонарушения является нарушение правил охоты, то есть требований к осуществлению охоты и сохранению охотничьих ресурсов на всей территории Российской Федерации, в частности нахождение физических лиц в охотничьих угодьях с орудиями охоты и (или) продукцией охоты , собаками охотничьих пород, ловчими птицами без соответствующего разрешения в закрытые для охоты сроки.
В соответствии с п. 2 статьи 57 Федерального закона №209-ФЗ от 24.07.2009 года «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов» в целях настоящей статьи к охоте приравнивается нахождение в охотничьих угодьях физических лиц с орудиями охоты и (или) продукцией охоты, собаками охотничьих пород, ловчими птицами.

Теперь (это только обсуждается; проект новых правил пока официально не внесен для обсуждения на Федеральный портал проектов нормативных актов) предлагается внести в Правила охоты новый и самый первый пункт следующего содержания.

1. Охота – деятельность, связанная с поиском, выслеживанием, преследованием охотничьих ресурсов, их добычей, первичной переработкой и транспортировкой.  К охоте приравнивается нахождение в охотничьих угодьях физических лиц с орудиями охоты и (или) продукцией охоты, собаками охотничьих пород, ловчими птицами. 
При этом ко второму предложению о приравнивании сделана ссылка: "2.С учетом положений, предусмотренных частью 2 статьи 57 Федерального закона об охоте".

Как видим, ничего не меняется. В Правила вносится формулировка из Закона вместе с имеющейся в этом законе кривизной. Надо полагать, что и на практике также ничего не изменится. Охотников будут по-прежнему наказывать за нахождение в охотничьих угодьях.
И очень жаль. 

Здесь сначала нужно сказать, что норма о приравнивании - не новая. Впервые в Российском законодательстве ответственность за нахождении в угодьях была установлена еще первым законом об охоте, введенном 3 февраля 1892 года. Там была такая норма: 

«Нахождение внутри земельных и лесных угодий, вне дороги с ружьем или какими-либо снарядами для ловли дичи признается за производство охоты».

О причинах и обстоятельствах установления такого запрета можно подробнее посмотреть здесь
Близкая по содержанию норма была и в Типовых правилах охоты 1988 года:

Нахождение в охотничьих угодьях с огнестрельным оружием, капканами и другими орудиями охоты, а также с собаками и ловчими птицами, либо с добытой продукцией охоты, или с охотничьим оружием в собранном виде на дорогах общего пользования приравнивается к производству охоты.

Было установлено подобное ограничение и Правилами добывания объектов животного мира 2009 года. Но в те революционные времена норма была значительно мягче:

"добывание объектов животного мира" - охота, в том числе выслеживание с целью добычи, преследование и сама добыча объектов животного мира, находящихся в состоянии естественной свободы, а также нахождение в естественной среде обитания объектов животного мира с заряженным расчехленным охотничьим оружием.
Получается так, что с зачехленным оружием в угодьях находиться было можно. Про собак, ловчих птиц и продукцию охоты в Правилах добывания не было ничего сказано.

Таким образом, закон в той или иной степени всегда приравнивал и приравнивает нахождение в угодьях к охоте. Понятно, почему это сделано. Защитникам природы трудно бывает застать нарушителя в момент охоты - когда он выслеживает животное, или подкрадывается к нему, или стреляет или ловит его. Лес большой, а защитников животных всегда мало. Их нельзя приставить к каждой елке и каждому полю. Это дает нарушителям преимущество - совсем недолго, например, после добычи зверя разрядить и убрать оружие в чехол и багажник, отойти или отъехать от добытого животного на несколько шагов, и заявить подоспевшему на выстрел инспектору: "А я что? Я ничего. Я оружие транспортирую".

Эта тема - транспортировка оружия - обычно и является главным аргументом противников приравнивания. Мол пунктом 77 Постановления Правительства № 814 от 21.07.1998 года о Мерах по регулированию оборота оружия охотнику нет требуется никаких разрешений на транспортирование своего оружия:

77. Граждане Российской Федерации осуществляют транспортирование оружия по территории Российской Федерации в количестве не более 5 единиц и патронов не более 1000 штук на основании разрешений Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации или ее территориальных органов на хранение, хранение и ношение, хранение и использование, на ввоз в Российскую Федерацию соответствующих видов, типов и моделей оружия либо лицензий на их приобретение, коллекционирование или экспонирование оружия.
(в ред. Постановлений Правительства РФ от 08.11.2014 N 1178, от 12.05.2018 N 573)
Транспортирование оружия и патронов в количестве, превышающем указанные нормы, осуществляется гражданами Российской Федерации в порядке, предусмотренном для юридических лиц.
Транспортирование принадлежащего гражданам оружия осуществляется в чехлах, кобурах или специальных футлярах, а также в специальной упаковке производителя оружия.
(в ред. Постановления Правительства РФ от 08.11.2014 N 1178)
Оружие при транспортировании должно находиться в разряженном состоянии отдельно от патронов.
(абзац введен Постановлением Правительства РФ от 12.05.2018 N 573)

Едет себе охотник на квадре или снегоходе по угодьям с ружьем по угодьям, или пешком идет, а оружие у него разряжено, и отдельно от патронов, и в чехле. Транспортирует оружие по правилам оборота.  Какие могут быть претензии?
По обороту оружия никаких. Но он находится в охотничьих угодьях. А по закону об охоте нет никакой разницы - заряжено ли оружие, находится ли оно в чехле, находится ли оно в транспортном средстве или на плече охотника. Охотничье законодательство приравнивает любое нахождение в угодьях с орудиями охоты и (или) продукцией охоты, собаками охотничьих пород, ловчими птицами  к охоте без законных на такое нахождение оснований. При этом к орудиям охоты относятся: 

6) орудия охоты - огнестрельное, пневматическое и холодное оружие, отнесенное к охотничьему оружию в соответствии с Федеральным законом от 13 декабря 1996 года N 150-ФЗ "Об оружии" (далее - Федеральный закон "Об оружии"), а также боеприпасы, капканы и другие устройства, приборы, оборудование, используемые при осуществлении охоты

В свою очередь, к охотничьему оружию по закону Об оружии (статья 3) относится следующее: 
пункт 3) охотничье оружие:
огнестрельное длинноствольное с нарезным стволом;
(в ред. Федерального закона от 28.12.2010 N 398-ФЗ)
огнестрельное гладкоствольное длинноствольное, в том числе с длиной нарезной части не более 140 мм;
(в ред. Федерального закона от 28.12.2010 N 398-ФЗ)
огнестрельное комбинированное (нарезное и гладкоствольное) длинноствольное, в том числе со сменными и вкладными нарезными стволами;
(в ред. Федерального закона от 28.12.2010 N 398-ФЗ)
пневматическое с дульной энергией не более 25 Дж;
холодное клинковое.

Представляется, что при существующих нормах закона спорить тут не о чем. Закон сейчас приравнивает любое без законных оснований нахождение в любой части угодий с орудиями охоты, или продукцией охоты или охотничьими собаками к охоте. 

Почему это вызывает сожаление? Потому, что такая норма совершенно не учитывает того факта, что к охотничьим угодьям ныне относятся и дороги, в том числе - полевые, лесные, проселочные. Эти дороги находятся в границах охотничьих угодий; охота на них не запрещена. Следовательно, ограничение на нахождение относится и к ним. А людям бывает нужно перемещаться по этим дорогам и без целей охоты. Например, перевозить оружие из деревни в деревню. Или поехать на стрельбище. Оказавшись  в границах охотничьих угодий с оружием, такие люди попадают иногда в лапы бесчестных инспекторов. Таких, которым проще "срубить палки" на добропорядочных охотниках, чем гонять по лесу за реальными браконьерами. Большое число людей страдает от этого.
Такая же ситуация возникает, когда охотники заезжают в угодья перед началом сезона охоты или задерживаются в них после его окончания. Нужно ведь к утренней зоре приготовится с вечера - сделать лагерь, приготовить засидки, посидеть вечером у костра. А как это сделать, если разрешение еще не действует? Формально получается, что охотник с оружием находится в угодьях без разрешения. Как ни странно, в судебной практике и такие дела есть - находятся подлые люди среди инспекторов.
Таким образом, закон должен как-то учесть такие обстоятельства. Сделать это, наверное, непросто. Напрашивается предложение применить формулировку из закона 1892 года:  "Нахождение внутри земельных и лесных угодий, вне дороги...". Может быть, законодателям следовало установить правило, что разрешение на добычу предоставляет еще и право на нахождении в угодьях с оружием (зачехленным и собранным) в течение еще одного-двух дней до начала сезона охоты и после его окончания. Здесь нужно хорошо подумать, обсудить эту тему со специалистами, с охотниками, изучить судебную практику. Ведь потребуется внести изменение в закон Об охоте.
И конечно, не следовало бы добавлять сейчас в Правила охоты это положение из действующей редакции закона. Зачем? Множить случаи привлечения к ответственности невиновных охотников?





Комментариев нет:

Отправка комментария