2015/06/16

О Правилах и параметрах охоты


Вопрос соотношения между Правилами охоты и Параметрами  охоты всегда вызывал и вызывает много вопросов. Слишком уж неопределенные формулировки в приведены в федеральном законе «Об охоте».
Сначала вроде все четко: статья 23 установила, ограничения, предусмотренные ст. 22 вводятся только Правилами охоты.
Но в пункте 5 статьи 23 – на основе Правил субъект определяет виды разрешенной охоты и параметры осуществления охоты в конкретных угодьях. А что такое параметры осуществления охоты? Кто знает, что это такое? Никто.


А вот в подпункте 10 статьи 23 видим: Правилами устанавливаются «иные параметры охоты». Ага, Правила устанавливают «параметры» и субъект устанавливает «параметры». Значит, субъект может установить не только «иные параметры», но и те, что установлены Правилами.  Да еще пункт 4 ч. 1 ст. 33 говорит, что федеральный орган власти «согласовывает введение органами государственной власти субъекта Российской Федерации ограничений охоты». И поехали вносить ограничения. Неправильно это. Написано в Правилах, что разрешаются такие-то орудия охоты и запрещаются такие-то -  субъект не должен иметь возможности это изменить! Иначе – это не правила.
Разве не так работали типовые правила охоты, установленные Главохотой?
Произошло это  безобразие по причине полного бездействия Охотдепартамента, запиханного в такие глубины Минприроды, что и телефонов его на сайте министерства не найти. И по причине того, что прежний директор этого департамента – Антон Берсенев – был пустым, ни на что не способным человеком и  чиновником, для которого главная задача – не высунуть носа, чтоб не заметили. Кто ему мешал при первых же случаях проявления самоуправства в регионах начать с этим самоуправством войну? Сегодня же убираю фото этого типа с главной странички своего блога, пусть в фотогалерее на память лежит.
Все бы не беда, да только 5 февраля 2014 года Президиумом Верховного Суда РФ вынесено определение, установившее, что субъект вправе установить ограничения охоты на территории своих охотничьих угодий если, эти ограничения введены на основе Правил, и если согласованы с уполномоченным федеральным органом. (Постановление N 56-АД13-7). Вот главный вывод: установление ограничений охоты на уровне субъекта Российской Федерации допускается в случае, если такие ограничения введены на основе Правил охоты и согласованы с уполномоченным федеральным органом.
А вот суть дела.
8 октября 2012 г. губернатором Приморского края издано постановление N67-пг "О видах разрешенной охоты и параметрах осуществления охоты на территории Приморского края". Пунктом 1 указанного постановления утверждены виды разрешенной охоты в охотничьих угодьях на территории Приморского края, за исключением особо охраняемых природных территорий федерального значения; параметры осуществления охоты в охотничьих угодьях на территории Приморского края, за исключением особо охраняемых природных территорий федерального значения (далее - Параметры).
Параметрами, в частности, установлено, что охота на водоплавающую, болотно-луговую, полевую (за исключением фазана), степную дичь, вальдшнепа осуществляется в период с первой субботы сентября по 15 ноября (пп. 1.3 п. 1); на рябчика - с 1 октября по 28 (29) февраля (пп. 1.4 п. 1); на фазана - с третьей субботы октября по 10 ноября (пп. 1.5 п. 1); охота на зайцев осуществляется в период с 1 октября по 15 февраля (пп. 1.6 п. 1).
Согласно пп. 1.7 п. 1 Параметров охота на пернатую дичь с островными и континентальными легавыми собаками, ретриверами, спаниелями, ловчими птицами осуществляется в следующие сроки: на болотно-луговую дичь - в период со второй субботы августа по 15 ноября; на полевую и степную дичь (за исключением фазана) - в период с первой субботы сентября по 15 ноября; на фазана - с третьей субботы октября по 10 ноября.
Прокурор Приморского края обратился в суд с заявлением о признании не действующими со дня принятия пп. 1.3 - 1.7 п. 1 Параметров, ссылаясь на то, что они противоречат федеральному законодательству.
Решением Приморского краевого суда от 25 июля 2013 г. заявление прокурора удовлетворено.
Администрация Приморского края и Департамент по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира Приморского края обратились в Верховный Суд Российской Федерации с апелляционными жалобами.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к следующему.
Вопросы природопользования и сохранения природных ресурсов отнесены Конституцией Российской Федерации к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (ст. 72). По предметам совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, которые не могут противоречить федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон (ч. ч. 2 и 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации).

Отношения в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов на федеральном уровне регламентированы Федеральным законом от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 209-ФЗ), согласно пп. 4 и 5 ч. 1 ст. 22 которого в целях обеспечения сохранения охотничьих ресурсов и их рационального использования могут устанавливаться следующие ограничения охоты: установление допустимых для использования орудий охоты, способов охоты, транспортных средств, собак охотничьих пород и ловчих птиц; определение сроков охоты.
Согласно ст. 23 Федерального закона N 209-ФЗ основой осуществления охоты и сохранения охотничьих ресурсов являются правила охоты, которые утверждаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти и являются обязательными для исполнения в сфере охотничьего хозяйства. Правилами охоты устанавливаются ограничения охоты.
На основе правил охоты высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) определяет виды разрешенной охоты и параметры осуществления охоты в соответствующих охотничьих угодьях (ч. 5 ст. 23 Федерального закона N 209-ФЗ).
Пунктом 4 ч. 1 ст. 33 Федерального закона N 209-ФЗ полномочие Российской Федерации по определению видов разрешенной охоты и параметров осуществления охоты в охотничьих угодьях на территории субъекта Российской Федерации, за исключением особо охраняемых природных территорий федерального значения, передано органам государственной власти субъектов Российской Федерации.
При этом, как следует из п. 2 ч. 4 этой же статьи, уполномоченный федеральный орган исполнительной власти согласовывает введение органами государственной власти субъекта Российской Федерации ограничений охоты.
16 ноября 2010 г. Приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации N 512 утверждены Правила охоты (далее - Правила), устанавливающие требования к осуществлению охоты и сохранению охотничьих ресурсов на всей территории Российской Федерации.
Разделом V Правил установлены сроки охоты на боровую дичь, степную и полевую дичь, болотно-луговую дичь, водоплавающую дичь, горную дичь и иную дичь. В разделе VI Правил определены сроки охоты на пернатую дичь с островными и континентальными легавыми собаками, ретриверами, спаниелями, ловчими птицами, а в Приложении N 3 к Правилам - сроки охоты на пушных животных.
Оспариваемыми прокурором нормами установлены иные, более короткие, сроки охоты на водоплавающую, болотно-луговую, полевую дичь (за исключением фазана), на фазана, рябчика, зайца, на пернатую дичь с островными и континентальными легавыми собаками, ретриверами, спаниелями, ловчими птицами.
При этом доказательств согласования с уполномоченным федеральным органом введения таких ограничений охоты не представлено, в связи с чем суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что пп. 1.3 - 1.7 п. 1 Параметров осуществления охоты противоречат действующему федеральному законодательству.
Ссылку в апелляционных жалобах на наличие у губернатора Приморского края права устанавливать в качестве параметров охоты сроки охоты, отличные от сроков, определенных Правилами охоты, без согласования с уполномоченным федеральным органом суд нашел противоречащей приведенным выше положениям федерального законодательства.
При таких обстоятельствах Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации признала обжалуемое решение Приморского краевого суда законным и обоснованным и оставила его без изменений.
Конец цитаты, жирно выделено мной.
Вот и все. Ограничения вводить можно, в том числе – и установленные ст. 22, если они согласованы с федеральным уполномоченным органом, а именно: дополнительно запретить охоту в отношении отдельных видов, в отношении охотничьих ресурсов определенного пола и возраста, в отношении используемых орудий охоты, транспортных средств, охотничьих собак и ловчих птиц, в отношении сроков охоты.
И это очень плохо, поскольку порождает соблазн (прошу простить за невольный каламбур) безграничного ограничительства, столь характерный для наших областных властей.
Вот такая история с ограничениями охоты, устанавливаемыми Правилами охоты и нормативными актами субъектов федерации. Нерадостная история. Уже закрывают без всяких причин весеннюю охоту, запрещают некоторые калибры оружия.

Комментариев нет:

Отправить комментарий