2016/08/18

К открытию осенней охоты в Вологодской области

Ну, ни пуха всем, ни пера!
Пусть глаза ваши не увидят ни одной самой захудалой птицы, пусть уши не услышат свиста утиных крыльев, пусть ружье стреляет мимо, а ноги и вовсе идут не в ту сторону.
Будете выезжать на охоту, скажите всем, что поехали в Москву на ВДНХ в павильон "Охота и рыбалка".
Черт все слышит!

И, пожалуйста, не забудьте отправить пожелавшего "к черту!"




Охота на зайца
Уважаемый суд! Уважаемые присяжные заседатели! Дамы и господа!
Мне выпало тяжкое бремя выступать на сегодняшнем суде в качестве общественного обвинителя по делу великого русского писателя и поэта Николая Алексеевича Некрасова.
Душевные рыдания сотрясали все мое существо, когда я впервые уличил любимого мною человека во лжи. Но: «Сократ мне друг, а истина дороже». Вот суть моих обвинений.
Обещаю говорить правду и только правду.
В конце двадцатого столетия поехали мы с одним советским гражданином в затопленные весенним паводком луга. Хотелось найти присадочные утиные и гусиные места и заранее приготовить засидки. Тридцатисильный двигатель толкал лодку от протоки к протоке с необычайной скоростью.
Вдруг на одном из островков мы увидели попавших в бедственное положение зайцев. Благороднейшие порывы наших сердец и знание того, как в таких случаях поступал некрасовский дед Мазай, призвали нас к действию. Нимало не сомневаясь, направили мы нашу лодку на спасение зайчишек.
То, что случилось, едва мы пристали к островку, до сих пор у меня в глазах. Совершенно некрасовские зайцы вместо того, чтобы занять места в нашем ковчеге, в отличие от революционеров – без песен и лозунгов, дружно бросились в воду, предпочитая свободу и смерть нашим, из хороших побуждений протянутым, рукам.
Естественно, зверьки стали тонуть. С большими стараниями удалось нам спасти некоторых из них. Когда мы высадили их на берег, они не убежали, а сели, подогнув лапки, всем видом говоря: «Нате, убивайте. Жарьте нас в сметане и в сухом вине…» Одним словом, оскорбляли наши самые добрые чувства. Мы срочно отплыли и, решив, что нам попались какие-­то не читавшие Некрасова и, возможно, ненормальные зайцы, взяли курс на другой островок, заселенный дюжиной зверьков. Все повторилось, и мы только тогда с ужасом поняли, сколько невинных заячьих душ будет загублено истекающими благородством, поверившими Николаю Алексеевичу людьми. По приезду мы составили заявление в суд.

Вот, собственно, и вся история.

Суд оправдал Некрасова, как имеющего право на художественный вымысел.

Было и частное определение по поводу того, что надо быть бдительнее, читая политическую и охотничью литературу.
Н. Алешинцев






Комментариев нет:

Отправить комментарий