2016/08/12

Большая проблема для большого общества

По все стране  в обществах охотника и рыболова системы Росохорыболовсоюза идет сейчас активное движение. Сроки ранее заключенных договоров на пользование угодьями на основании которых по старым правилам закреплялись угодья, истекают у многих. Для продления права пользования угодьями им надо заключать охотхозяйственное соглашение.
Вообще-то, угодья теперь выделяются по итогам аукциона, с победителем которого и заключается это самое охотхозяйственное соглашение. Заявку на участие в аукционе может подать любой. И бывает, что подают сразу многие, и иногда цена аукциона бывает очень большой. Поэтому  всем старым пользователям, которые уже имели договор на дату принятия закона "Об охоте", было предоставлено право заключить охотхозяйственное соглашение без аукциона. При этом правда, они должны были внести единовременный платеж. И немаленький: в нашей области это 10 рублей с га.

А угодья у пользователей-общественных организаций ведь большие, сотни тысяч га. Поэтому, платеж им было потянуть трудно. Сначала общества надеялись на отмену постановления, установившего такой большой и явно несправедливый платеж по отношению к организациям, и так уже вложившим немало средств в обустройство своих угодий. Тянули с заключением договора до последнего. Только немногие, у которых срок старых договоров уже заканчивался, собрали деньги и "выкупили" все свои угодья.
Так бы дальше все понемногу и откупались по мере окончания срока старого договора. Но тут выявилась проблема: оказалось, в что законе "Об охоте" недостаточно неопределенно прописаны правила определения срока, на который может быть заключено соглашение для таких старых пользователей. Прокуратура и многие арбитражные суды решили почему-то, что новое соглашение может быть заключено лишь на тот срок, на который был заключен старый договор. Откуда они это взяли? Минприроды и Верховный суд, наоборот, считали, что срок начинается новый - от 25 до 49 лет, как и для пользователей, получающих угодья через аукцион. На мой взгляд - очевидная позиция. Тем, кто уже владел угодьями, вложился в них, наладил в них работу - давалась льгота: заключайте соглашение без аукциона, но заплатите единовременный платеж. А какой им смысл заключать его на остаток срока? На этот остаток они и так могут бесплатно пользоваться.
Дело дошло до Конституционного суда. В июне 2015 года КС рассмотрел вопрос и предложил внести изменения в закон "Об охоте". Надо, по его мнению более четко прописать правила определения срока: на какой срок можно, и кто принимает решение об этом сроке  - пользователь или госорган? До внесения таких изменений Конституционным судом наложен мораторий на заключение новых охотхозяйственных соглашений. При этом право пользования угодьями на основании лицензии и право подачи заявления на заключение охотхозяйственного соглашения сохраняется.
Когда было оглашено это постановление, казалось, что все решится быстро и просто: выполняя постановление КС, Госдума  мигом внесет изменения в закон, и все встанет на свое место.
Но не тут-то было: законопроект вдруг застрял. Почему? Кто-то видит в этом умысел властей: пока сохраняется неопределенность, общества охотников теряют понемногу и угодья, и своих членов, а освободившимися угодьями можно поживиться. Не знаю, может и так. Я думаю, что это от общего бардака в стране. Только пока все движение законопроекта ограничилось отрицательным заключением Правового управления от 17 июля 2015 года, замечания по которому никто не спешит исправлять.
Казалось бы - и пусть, ведь действует мораторий. По его окончании общества "выкупят" угодья. Только здесь выплыла еще проблема: пунктом 9 статьи 71 закона "Об охоте" было установлено, что в течении 5 лет с момента издания соответствующего приказа Минприроды, площадь охотничьих угодий, находящаяся в руках одного владельца, не должна превышать определенной величины в границах одного муниципального района.
Эта величина различна в разных субъектах федерации, а у нас в Вологодской -  это 150 тысяч га. Приказ Минприроды был зарегистрирован в Минюсте 9 июня 2012 года. Соответственно в июне 2017 года истекает срок приведения площади угодий к этому пределу.
Конечно, Конституционный суд в своем решении ввел мораторий  на действие этой нормы о максимальной величине угодий - до момента внесения изменений. Но, представим ситуацию: в мае 2017 года долгожданный закон принят, а в июне уже вступает в действие норма о максимальном размере угодий. Как найти деньги в такой короткий срок?
Можно надеяться на то, что власти и высшие судебные органы учтут эту ситуацию и дадут пользователям еще время для выполнения требования.  Но, черт его знает, может они и тянут с поправками как раз затем, чтобы отрезать часть угодий у общественных организаций охотников? Кто поручится, что это не так?
Именно поэтому те общества, площадь которых больше, чем 150 тысяч га, уже сейчас собирают деньги на выкуп своих угодий. Как только будут внесены поправки в закон, тут же будет подана заявка и уплачены деньги.
Вот, например, собирают  наши соседи из Кирово-Чапецкого общества.
А вот  - наше: общество Вологодского района.
Это сейчас по всей стране такая ситуация - общества думают, как спасти свои угодья и пытаются это сделать. Получится ли?
Получится, если охотники  поддержат. Целевой взнос вроде и небольшой, да только деньги сейчас есть не у всех, да и число членов убывало в последние годы достаточно быстро. Будем надеяться. Как в старые времена говорили, сознательные охотники видят выгоду, которую дает им общество охотников.
Правда, прочитал недавно интервью В. Каплина сайту Охотники.ру. Можно перейти по ссылке на него с главной странички моего сайта. Там он говорит, что зависимость общества от взносов, уплаченных его членами все снижается. Например, взносы в бюджете Кирилловского района составляют всего 7% общего дохода этого отделения. Да и в целом по областному обществу взносы не являются решающим источником финансовых поступлений. Хорошо? Не уверен. А не отражение ли это того очень нехорошего процесса превращения охотхозяйства общества в охотхозяйство его правления: на охоте, несмотря на все уверения в обратном, можно все же неплохо зарабатывать. Продавай побольше и подороже путевки на лося и кабана - доход общества будет расти, а доля взносов, уплачиваемых охотниками - снижаться. С 2012 года по 2015 год число членов областной общественной организации снизилось  с 15 350 до 11 257 человек. В. Каплин связывает это с переходом к государственному охотничьему билету. Только так ли это?
Почему этот процесс потери охотников не хороший, несмотря на рост финансового благополучия? Да потому, что угодья у общества очень велики и хороши. И много желающих на эти угодья точит свои зубы. Кто же защитит эти угодья, когда придут трудные времена, как не многотысячная армия охотников?



Комментариев нет:

Отправить комментарий