2015/11/24

Государственные, общественные, частные угодья


 На Ганзе дошло дело до прямой ругани. «Уважаемые камрады», как участники форума называют друг друга при обсуждении прочих тем, здесь превратились в непримиримых врагов.
Обсуждаемая тема – передача ООУ в долгосрочное пользование и обратно.
Ясно, что каждый судит с позиций своего жизненного опыта. Человек, охотившийся успешно всю жизнь в общедоступных угодьях, возненавидит владельцев закрепленных угодий, если его такой возможности лишить.

Противоположная сторона спора – владельцы угодий также оценивают ситуацию, исходя по-своему: до них угодья были пусты, в них хозяйничали браконьеры, а сейчас наведен порядок, и для охоты на общедоступные виды условия вполне сносные, не хуже, а то и лучше, чем у других, и цены ниже, чем в общественных угодьях. За что их ругать «арендюками»?




Этих людей, сошедшихся в яростном споре, столкнула ситуация, сложившаяся в нашем охотничьем хозяйстве после развала и гибели старой социалистической системы хозяйства и перехода к новой, рыночной.
Прежде все угодья, за редким исключением, были либо общедоступными, либо закрепленными за обществом рыболовов и охотников. Везде были, в общем, одинаковые правила, одинаковые условия допуска к охоте и затраты на получение разрешительных документов. Условия эти были простыми: то ли получить билет в обществе, то ли в инспекции, а затраты очень невелики.
Поэтому охота была доступна, а охотников было много. Любой рабочий, крестьянин или служащий мог купить себе ружье и стать охотником. Все были более-менее равны в отношении охоты. Можно говорить, конечно, о партийной и советской номенклатуре, но их охота чаще была изолирована от остальных в специализированных охотничьих хозяйствах, типа Завидовского, и таковых было немного.

А потом произошел переворот. Капитализм, рынок, деньги.

Понятно, что остаться по-старому не могло. Но вот куда могла развиваться ситуация и могло ли стать как-то по-другому, а не так как сейчас – вопрос?

Ответ на него – из двух половинок. Первая, практическая: стало так, как только и могло стать; про историю не говорят в сослагательном наклонении, нельзя рассуждать – а вот если бы приняли закон «Об охоте» в другом виде, то было бы так-то. Приняли именно таким, потому, что, видимо, не было условий для другого. Против законов истории не попрешь. Поэтому зря сцепились между собой на форуме уважаемые камрады: после драки кулаками не машут, а снявши голову, не плачут по волосам.

Вторая – теоретическая: могло ли быть по-другому? Конечно, если бы сложилась другая расстановка общественных сил в ходе этих реформ, пути развития охотничьего хозяйства могли бы стать другими.

Тогда возникает вопрос – какими? Как можно бы нам развивать охотничье хозяйство и сделать «все по уму», а не так, как сделали. Если мы сумеем показать теоретически возможные направления развития, то и теперь можем дать правильную оценку положению вещей и выработать правильные пути для дальнейшего развития. Конечно, независимо от нашего понимания история опять пойдет своим путем, но только тут, и мы ведь сможем оказать на это развитие свое влияние: здесь идет речь не том, что уже было, а о том, что будет.

В самом примитивном виде можно сказать, что было два пути. По первому мы могли двинуться в сторону сохранения всех угодий государственными, а потому – общедоступными. Охраняли бы их по-прежнему государственные егеря, правила охоты определяло бы государство. Общества охотников можно было бы или также перевести в государственные, либо заставить играть по общим правилам.

Эта схема, если не считать некоторых особенностей, связанных с крупным землевладением, реализована, например, в Северной Америке. И ничего, живут, и охотников много, и зверя много, и доход от охоты и услуг огромный.

Исходя из этого, похоже, был бы справедлив лозунг – долой «арендюков»! Именно его выдвигает один из участников схватки на Ганзе. Только можем ли мы быть уверены, что тогда охота сильно разросшегося у нас слоя чиновников в этих государственных, «общедоступных» угодьях не примет какие-то еще более извращенные формы. Примеров «барских охот» – сколько угодно: и в прессе, и в опыте каждого охотника. Гражданского общества - нет, общественного контроля - нет, свободной прессы – нет. Надеяться на ОНФ?

Думается, что в такой стране, как наша, с распространившейся в широкие массы любительской охотой, с глубокими государственническими традициями, такая форма хоть и была бы наилучшей, да только не теперь. Призывать сейчас к передаче закрепленных угодий в общедоступные – значит увеличивать охотничьи угодья номенклатуры и увеличивать государственные расходы на ее обслуживание.

Второй вариант можно назвать европейским. И по этому пути мы, видимо, и двигаемся сейчас. В большинстве европейских стран охотничьи угодья находятся в частном владении – то ли как составной элемент земельных угодий, то ли как собственно охотничьи угодья на чужих частных землях.

И, кстати, тоже есть дичь. Не так много, не по всем видам, но есть и кабан, и олени. Правда, охота там – занятие дорогое и охотников значительно меньше. Ну так ведь там и плотность людского населения несравнимая ни с Америкой, ни с нами.

Введение такой системы у нас сделает (и делает уже) охоту доступной для все меньшего числа граждан.

Только у нас страна большая, угодий много. Пока еще все они разойдутся по владельцам-частникам. До тех пор будет у нас место и для угодий общего пользования и общественных. Как говорится, на наш век хватит.

Вот поэтому и стакивается народ на форумах в непримиримой борьбе, что мы в фазе перехода от одной системы хозяйства к другой. Эти столкновения отражают множество различных позиций, в которые «жизнь в эпоху перемен» поставила людей.

Сторонников перехода к частным угодьям немного, да только их вес сейчас меряется на деньги, а денег у них много. Не случайно, что у них все получается. Но здесь же – и предприниматели средней руки, люди, которые рассматривают охотничье хозяйство как сферу для бизнеса. Доля их невелика. Но они есть. Они готовы строить базы, гостиницы и зарабатывать деньги на охоте. Только у них возможностей закрепить за собой угодья немного.

Противников же – несколько миллионов простых «советских» охотников, которым не нравится передача угодий в частное владение. Однако и среди этой армии рядовых охотников – масса недовольных. Многим не нравятся пустые, выбитые угодья общего пользования и почти все недовольны порядками в угодьях общественных организаций. Никто не может утверждать, что в общедоступных угодьях больше дичи, а общество берет за охоту дешевле, чем частники.

Вот сколько получается в итоге разных позиций. Еще бы они не сталкивались между собой в борьбе, еще бы не ругали друг друга разными словами, исходя каждый из собственного представления о правильном устройстве нашего хозяйства.

Не возьмусь судить, какая позиция правильная. Только ясно, что при таком большом числе разных подходов к решению вопроса, основанных на множестве разных интересов и сил, долго еще будет сохраняться ситуация неразберихи и метаний, долго будут приниматься противоречащие друг другу законодательные акты и не будет выработано принятых всем моральных норм.

И куда опять несется наша тройка-Русь?

PS. К сожалению, никак не удается из-за нехватки времени «добить» эту статью. Получилась она незавершенная, малодоказательная и скомканная в конце. Однако тема важная и, если появится время, постараюсь ее доработать.

Если у читателей возникнет желание высказаться по этому поводу – милости прошу в комментарии. Это помогло бы мне в доработке.

Комментариев нет:

Отправить комментарий