2015/08/24

Как нам правильно распределить разрешения на добычу охотничьих ресурсов?


Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сначала описать существующее распределение. А это трудно, поскольку мы сейчас переживаем период перехода от одного порядка – старого, социалистического, к другому, который я поостерегся бы назвать капиталистическим.

В старой системе все бумаги произвольно делились властями. Сначала на областном уровне из общей массы отделялось количество, потребное для организации охоты для областного и приезжего начальства. Часть оставлялась для сотрудников областного управления охоты, правда их, сотрудников,  было очень мало. Вся оставшаяся масса лицензий шла в районы и делилась районными охотоведами. Некоторая часть выделялась руководству района и на организацию охоты для приезжих областных чиновников. Часть – волчатникам. Основная часть доставалась охотактиву – сложившимся бригадам охотников, местных и городских, оказывающих охотоведу помощь  в ведении охотничьего хозяйства. В зависимости от оборотистости охотоведа – часть лицензий продавалась или распределялась по принципу – ты «мне, я тебе».



Постепенно, по мере отказа от социализма, последняя часть у некоторых деятелей районного звена стала расти. Некоторые охотоведы и даже егеря пересели на дорогие джипы и умудрялись проводить коммерческие охоты не только для богатых москвичей, но и принимать иностранцев. Однако при общем бардаке 1990х и 2000х годов на это не обращали особого внимания.

Наконец, в 2009 году приняли Закон об охоте. А раз приняли закон, пришлось прописать в нем статью о порядке распределения разрешений. А что можно прописать в законе про распределение ресурса, которого на всех не хватает? Конечно – про распределение по справедливости – в порядке поступления разрешений. (Тут я упрощаю ход событий – в законе это полномочие отдано субъекту, но сделана ссылка на  методические рекомендации Москвы).

И что? Ясно, что пришлось субъектам принимать закон, обеспечивающий справедливое распределение. Кто написал – в порядке очереди, кто – через жеребьевку, кто – выделил сначала часть на волчатников, а кто – и на тех, кто помогает с регулированием других видов и с биотехнией.

В любом случае произошло вот что – те бумаги, что раньше через охотоведа доставались сложившемся бригадам  - перестали до них доходить. Эти люди, опора советского охотоведа, остались без разрешений. Где-то они с позволения охотоведа браконьерят, где-то завязали связи со счастливчиками, имеющими возможность бумаги получить, где то  они сами еще получают разрешения, удачно встав в общую очередь. Где как – но общее число разрешений у этих бригад резко снизилось. Само собой, это привело к ухудшению охраны угодий. А тут еще в «их угодья» лезут чужаки с разрешениями на руках. Бардак! И этот бардак становится нетерпимым. Власти начинают искать способ вернуть разрешения охотничьему активу. Но как это сделать и не нарушить закон?

Отвлечемся ненадолго и посмотрим, а какие вообще могут быть способы распределения разрешений?

Можно использовать  финский опыт – распределение бумаг между бригадами охотников. Очень просто: охотники должны создать  бригаду из нескольких человек или десятков человек. Далее они должны определить место охоты. Это место будет закреплено за бригадой и как место охоты и как участок угодий, на котором надо выполнять биотехнию.

Поскольку число бригад будет все же несколько меньше, чем число охотников, на каждую бригаду точно будет 1-2 лося.

Со временем, на территории, закрепленной за бригадами, обязательно вырастет численность лося. Опыт скандинавских стран это показывает совершенно точно. Опыт пользователей, которые делятся разрешениями с такими же, только не оформленными на бумаге бригадами, говорит об этом же. Тогда бумаг на бригаду будет приходиться много больше и все будут удовлетворены.

В эту схему не вписывается только одна категория охотников – наши дорогие чиновники, начальство: от московского  до местного.

А если они не вписываются – этой схеме не бывать.

Другая схема, при осуществлении которой можно говорить о справедливости – жребий. Все желающие охотники должны подать заявку на участии в жеребьевке. Последняя производится гласно и открыто, в присутствии комиссии из числа лиц, подавших заявки.

Эта система работает в Северной Америке. Дичи там тоже много, лицензий обычно хватает всем. При этом стоимость этих лицензий    - коммерческая, т.е. колеблется в зависимости от спроса и предложения и может меняться в зависимости от редкости ресурса. Некоторые очень дешевы, а некоторые – дороги.

По мне, поскольку я не участвую в таких охотах, так это самая справедливая и хорошая система – пусть желающие платят в бюджет за лося не полторы тысячи как сейчас, а тридцать или семьдесят. Желающих сразу станет поменьше, разрешения будут продаваться свободно, численность дичи так же, как и в скандинавском случае, будет расти. Потом бумаги подешевеют.

Только тут не надо упустить из виду, что Служба дичи в США – подразделение Министерства внутренних дел, а не какого-то мелкого задрипанного департамента внутри Минприроды. И ответственность там за браконьерство – будь здоров!

Для того чтобы этот вариант заработал – надо наладить охрану угодий. У многих просто нет 30 тысяч за лося, да и не привыкли люди платить. Будут браконьерить. Браконьеров победить можно, но  ведь и начальству придется платить!?

Поэтому эта схема также не осуществиться в России.

Что же осуществимо? В нашем полуфеодальном обществе и не может быть другого -  капиталистического или коммунистического распределения. При любом способе распределения первыми окажутся власти, которые должны удовлетворить сначала свои феодальные привилегии. Не случайно же у нас сложилась именно такая система – как говорят историки – она социально детерминирована, а проще – не случайна.

У нас сначала должно получить бумаги начальство. Какие бы мы не придумали способы борьбы с этим – все они будут неэффективны. Начальство все равно получит свои бумаги, используя для этого любые обходные маневры: будут выделять часть бумаг якобы волчатникам, якобы вложившим огромный труд в биотехнию, якобы вставшим  первыми в очередь, якобы участвующим в регулировании. (В скобках – мне особенно нравиться последнее: лицам, участвующим в регулировании численности лосей и медведей в первую очередь выдаются разрешения на лосей и медведей).

Очевидно, что возможно только некоторое совершенствование существующей схемы, с сохранением его основных, полуфеодальных правил.

При этом степень этих феодальных безобразий, конечно, может быть различной. Посмотрите на закон Ярославской области и Нижегородской области – там дают  по одной бумаге в руки. Никто не может подать заявку на несколько лосей и медведей, оказавшись при этом первым в очереди. В той же Нижегородской области делят через жеребьевку между предварительно подавшими заявку охотниками и список этих охотников открыт.

Другими словами, после того, как оброк чиновникам в виде твердой доли разрешений отдан – можно все же более справедливо распределить оставшуюся часть. Есть в стране такой положительный опыт, который бы и в Вологодской области пригодился.

Комментариев нет:

Отправить комментарий