2015/05/13

Почему у нас лося мало?


Сезон весенней охоты завершен. Трофеи обработаны и приготовлены для таксидермии, для еды или уже съедены. До следующего сезона ужасно далеко. Делать нечего. Что же, тогда можно почитать.  Продолжаем знакомиться с интересными научными статьями об охоте и охотничьем хозяйстве, опубликованными на «КиберЛенинке»
Очень поучительная статья  В.М. Глушкова «Оценка величины зимней смертности лося» опубликована на этом ресурсе  в материалах научной конференции.

Автор статьи, сотрудник ВНИИОЗ им. проф. Б.М. Житкова, доказывает, что в России зимняя смертность лося от  рук браконьеров в разы превышает таковую от всех других причин.

На основании данных за длительный период он показывает, что коэффициент прироста популяции на основании биологической способности к размножению составляет по самой нижней оценке 0,189 к числу особей в популяции. Например, если у нас в области было по результатам ЗМУ 40000 голов лося, то после отела увеличение (прирост) к численности должен составить  40000х0,189=7560 голов, а общая численность, соответственно 47560. В течении лета-осени-зимы эта численность начинает снижаться. Основной вклад в снижение вносят охота, браконьерство и хищники.
Так вот, по расчетам В.М. Глушкова, доля смертности  по Северо-Западу составляет 11,99% - от охоты, 19,43% - от хищников, и 68,57% – от браконьеров. Данных, позволяющих распределить смертность по этим категориям именно так, автор не приводит – он ссылается на ранние исследования. Но для нас сейчас это и не самое главное.
А главное в том, что если бы осуществлялась только разрешенная охота, и не было бы пресса хищников – рост популяции легко бы просчитывался  исходя из приведенного в статье коэффициента  прироста.
Если имеется у нас в 2012 году 40000 лосей по данным ЗМУ, то по результатам сезона охоты к периоду следующего учета их должно быть больше на 7560 минус официальная добыча 1700 голов, т.е. не менее 45860 голов, но при одном условии – если нет  волка и браконьеров. А у нас насчитали 39900. Значит, 5960 голов съели двуногие и четырехногие хищники!
В следующем, 2013 году 39900 голов должны были  принести прирост 7552 головы. Из этого прироста 1700 голов снова уходит на официальную добычу, но раз в 2014 году ЗМУ показал снова 39900, значит снова около 6 тыс. голов съели «без разрешений». Напомню, что автор взял коэффициент по самой низкой оценке. Фактически он побольше.
Данных по ЗМУ 2015 года у меня пока нет. Однако, тенденция понятна – прирост популяции полностью, а иногда и сверх него, изымается браконьерами и волками. И та и другая причина характеризуют качество работы Охотдепартамента, для которого, если судить по его докладам,  даже не существует этой проблемы: естественный прирост популяции вроде бы есть, а фактического нет. Но там, видимо, даже и  задуматься то над проблемой некому – публикуют каждый год сведения о численности, видят, что численность не растет, а падает или не изменяется по годам, а задуматься над тем, почему это происходит – не в состоянии. Не доходит до них, что публикуя сведения о стабильности популяции лося при данных объемах легального изъятия, они расписываются в собственной беспомощности в борьбе с браконьерами и хищниками.
В блоге я уже писал о причинах высокой численности населения лося в скандинавских странах. Мероприятия, проводимые охотниками и властями в этих странах стали возможны только в условиях почти полного отсутствия браконьерской охоты. Результаты любых подобных мероприятий у нас будут  сняты браконьерами как сливки со сметаны. Надо с ними сначала разобраться.

Комментариев нет:

Отправить комментарий