2015/04/26

В Уломском охотхозяйстве

Как и планировал, съездил на открытие охоты в Уломское охотничье хозяйство. Принадлежит оно военному охотничьему обществу, управляется из Москвы, принимает много своих охотников - членов этой общественной организации и, кажется чуть ли не единственное в области хозяйство занимается организацией охоты для иностранных охотников, в том числе - и на весеннюю охоту. Главная  база располагается на южном берегу большого разлива, образованного рекой Мологой в результате повышения ее уровня после создания Рыбинского водохранилища. Территория хозяйства с юга ограничивается акваторией водохранилища и вытянута на север вдоль старого русла Мологи до деревни Харламовская. Богатейшие места!

Вся ближайшая окрестность и большая часть территории охотничьего хозяйства занята  сосняками-беломошниками, частично заболоченными. Ну вот такая картинка, например, - характерный вид угодий вдоль дороги весной.







Чудесный вид, шикарный воздух, оптимальная влажность, вызванная наличием рядом большого водоема.
Там же, где сосняки подтоплены, образовались широкие разливы с плотными песчаными берегами, чаще голые, но местами покрытие высоким тростником.



В общем, замечательные угодья для боровой птицы, водоплавающих, для рыбалки, отдыха и сбора грибов и ягод. Похоже, очень много лося, как везде в окрестностях Рыбинки. Зато полевых угодий немного - в основном узкой полосой вдоль дороги на деревню Харламовское, да в окрестностях деревни Глинское. Колхоз местный уже погиб, не сеется, поэтому кормовые условия для медведя, кабана и боровой птицы поддерживаются охотпользователями, в том числе  - и Уломским. А это означает, что эти кормовые условия в последние годы ухудшаются - пользователю много не посеять.
Много бобра и он тут активный до крайности - возле главной базы хозяйства все съедено, почти на самой ее территории.


Утки - много, очень много, хотя защитные условия тут у нее не ахти какие. Или такое представление возникает, оттого, что много открытых берегов и пространств?

Ну вот, общее представление об угодьях. Конечно, я посмотрел только маленький кусочек хозяйства и могу ошибаться в своих оценках. Если так - прошу прошения и буду рад комментариям.
На Главной базе сразу встретились с директором - Лариным Николаем Георгиевичем. Он чего-то воспитывал "понаехавших тут" москвичей.


 Центральная усадьба расположена на берегу залива, образованного Мологой, на обширной песчаной косе, заросшей сосняком. Тут стоит несколько небольших домиков, разного времени постройки и различного состояния и назначения. Вот этот старый барачного типа дом хорошо оборудован для приема небольших команд иностранных охотников - тут есть просторная гостиная, несколько изолированных спален на две кровати каждая, кухня и умывальная комната с водопроводом, но без унитаза. Удобства на улице.



































Еще несколько домиков более поздней постройки встали в ряд и тоже готовы к приему гостей. Посмотреть, как они выглядят внутри постеснялся попросить.





Все это, как уже сказал,  на высоком и очень красивом берегу.



Приезжий люд на специально оборудованной площадке теребит селезней и коптит рыбу.



Вот так выглядит в общих чертах основная база Уломского охотничьего хозяйства. А теперь о главном - об охоте.

Как и планировали,  хозяйство предложило моей компании два вида охоты:  на селезня с подсадной уткой - на утреннюю зорю и на вальдшнепа на тяге - вечером. В  небольшом птичнике на территории базы около десятка манных птиц. Что удивило – вместе с подсадными в вольере живут и два селезня. Я не очень большой знаток этой охоты, но мне казалось, что перед сезоном селезней следовало бы отделить. Зимой-то они должны содержаться вместе, чтобы не отвыкали, а вот перед самой охотой их надо бы разделить, причем так, чтобы утка не слышала селезня. Видимо поэтому утки, с которыми мы охотились, больше молчали или покрикивали без особого азарта. Даже услышав жвакание пролетающего селезня утки чаще отмалчивались, а показалось даже, что и затаивались или подавали сигнал тревоги вместо сигнала призыва. В двух случаях селезни присели к молчавшей утке. И так получилось, что только эти два селезня и были добыты.

Хотя, как я уже писал, утки в хозяйстве много, одинокие селезни и пары в утренние часы летали неплохо. С хорошо работающей уткой результат был бы, конечно, другим.

Организация этой охоты простая и удобная для гостей. С вечера егерь показывает охотнику подготовленные засидки, выполненные в виде вертикальной стенки из лапника  и с небольшой дощатой  скамеечкой для сидения. Утром он выдает корзинки с уже посаженной в нее уткой, на лапку которой надета ногавка с полутораметровым  шнурком. Шнурок заканчивается  металлическим кольцом, который остается  только прижать ко дну водоема  заранее подготовленным колышком. На место охоты и обратно (а это совсем рядом) охотники добираются сами, пешком, неся корзинки с утками в руках. Охота независимо от ее результата доставила огромное удовольствие, особенно – на второе утро, когда установилась тихая, спокойная и более теплая погода. Первое утро было ветреным и холодным.

Тяга тоже расположена совсем рядом – не далее километра от базы. Днем егерь на машине гостей показывает номера для расстановки охотников и рекомендует время для выезда;  вечером охотники встают на номера самостоятельно. Оба вечера были ветреными, но второй потеплее и поспокойнее. Вальдшнеп тянул довольно широко, летел быстро, и было его немного. Тот же, который, был «на выстреле» шел очень высоко. Дело в том, что тяга «переросла», точнее – переросли деревья на тяге. Когда-то, лет 5-10 назад березки были пониже, стояли пореже, полянки были просторные. Тогда вальдшнеп тянул низко, его было хорошо и очень издалека слышно, и охота, поэтому, доставляла удовольствие и радость. Сейчас вальдшнеп пару раз подает голос до пересечения со стрелковой линией, вдруг выскакивает из-за высоченных берез, пару раз хоркает за нею, да и уходит «с голоса». Все удовольствие этого вида охоты, на мой взгляд, – услыхать да послушать. Выстрелить – дело важное, но второстепенное. А тут такого удовольствия не было. Было  как в тире по тарелочкам – кто быстрее да точнее выстрелит.

Думается, что богатство и близость хороших угодий сыграло с хозяевами нехорошую шутку. Они привыкли, что тяга – вот она, рядом и даже возить людей на нее не надо. Птицы много, охотники довольны. А годы идут, и хозяева не заметили, как не замечают привычное, что тяга уже не та. Если у кого-то  не получалась охота – так это то ли погода виновата, то ли охотники мажут. Самим же охотникам, обычно сравнить не с чем – тут они в первый раз. Откуда им знать, что раньше было по-другому.

Насколько я знаю, такая ситуация с тягами – вещь распространенная. Знаю даже случаи  вырубки переросших деревьев на полюбившемся месте. Правда это редко помогает – все ведь не вырубишь, а что осталось – растет и дальше. Просто надо искать новые тяги.

Ну, вот такой получился отчет об этой охоте. В целом радость несказанная от весенней пробуждающейся природы, от неумолчного птичьего гомона на утренней зоре, от удачного выстрела и от хорошей компании. Очень и очень хорошие (для охотника) условия размещения на охотничьей базе. Идеально место размещения самой базы в сосновом бору и на берегу большого водоема. Радушие и гостеприимство хозяев внутренне, присущее им, как очень хорошим людям. Порядок и профессиональное отношение к делу проявляется везде в этом хозяйстве. А уж чудесный вкус свежей рыбы горячего копчения – просто незабываем. Некоторые мои суждения и замечания об организации охоты, высказанное в этой статье,  – не более чем личное мнение, не обязательно верное.

Отдельно хотелось бы сказать об этом хозяйстве, как хорошем примере коммерческой деятельности. На базе – несколько простых домов на 4-8 человек каждый, на территории и в домах нет ничего лишнего, только необходимое для размещения охотников, удовлетворения их бытовых потребностей. Отопление – печное, персонала – минимум (егерь в семьей живет на территории базы). Затраты поэтому – минимальные. Это не трехэтажный из клееного бруса дом с прибамбасами вроде джакузи содержать. А ведь охотнику и не надо джакузи – ему охота нужна. Если основные бытовые потребности (чистая постель, тепло, водопровод и канализация, здоровая местная пища) удовлетворены – охотнику кроме самой охоты ничего и не надо. А джакузи у него и дома есть.

Можно ли заработать на охотничьем хозяйстве в Вологодской области? Ответ на этот вопрос, уже возникавший в моем блоге, можно получить в Уломском.



















Комментариев нет:

Отправить комментарий